Глава Генпрокуратуры Эдуард Харунжен говорит, что недоволен тем, как ведется расследование дела о «краже миллиарда», учитывая результаты, которые были получены до сих пор. По его словам, кража миллиарда произошла не в один день, а в течение многих лет. Эдуард Харунжен говорит, что в этом деле были вовлечены сотни банков из-за рубежа, деньги прошли путь, по которому часть из них попала в оффшорные зоны. Заявления были сделаны в ходе передачи Puterea a patra на телеканале N4, передает IPN.

«Кража миллиарда была совершена не в один день. Я говорил это несколько раз и на пленарном заседании парламента, и в парламентской комиссии. Это было сделано на протяжении нескольких лет. Поэтому само расследование было разделено на периоды: период администрирования банка, время, в течение которого изменились руководители банка, есть расследование относительно лиц, принимающих решения в ряде министерств и государственных учреждений, которые так или иначе упустили некоторые аспекты», — заявил главный прокурор.

По его словам, прокуроры сделали все, что в их силах. Было выдвинуто несколько десятков заявлений для выполнения поручений о производстве процессуальных действий в разных странах, потому что это преступление было совершено не только в Республике Молдова.

«Было несколько эпизодов, когда глава дочерней компании банка въехал на автомобиле на склад и наполнил несколько мешков с деньгами, положил сумки в багажник и уехал. Это было в то время, когда был самый большой ажиотаж относительно Banca de Economii. Мы определили три такие ситуации», - отметил Эдуард Харунжен.

По его словам, эти люди забирали по 4-5 миллионов леев и исчезали в неизвестном направлении. Некоторые из них были пойманы и осуждены, но не все деньги были возвращены, потому что они смогли их применить.

Главный прокурор говорит, что в преступной структуре, касающейся кражи миллиарда, есть очень много сторон, очень много участников - фирмы из Российской Федерации, сотни банков из-за рубежа, деньги прошли сложный путь с участием оффшорных зон.

«Вы не можете расследовать подобные преступления, сидя в Молдове. Были выдвинуты поручения о производстве процессуальных действий, на одно поручение пришел ответ, на другое — нет», — отметил Эдуард Харунжен.

На основании этих поручений, некоторые страны инициировали собственное расследование, потому что они расценили действия, которые произошли на их территории, как преступления либо по отмыванию денег, либо хищения.

Успехи и неудачи в некоторых конкретных случаях являются успехами или неудачами всей системы прокуратуры, утверждает глава прокуратуры.

«Я тоже был прокурором по борьбе с коррупцией, когда были проведены эти расследования, потому что именно с момента моего мандата прокурора по борьбе с коррупцией были возбуждены эти уголовные дела», — заявил Эдуард Харунжен.

О докладе Kroll II Эдуард Харунжен говорит, что если он когда-либо и будет опубликован, то общество, скорее всего, будет шокировано информацией, содержащейся в нем. Прокурор говорит, что отчет не публикуется, потому что нет разрешения от компании Kroll.

«Сегодня мы должны попросить их согласие. Мы уже предложили Нацбанку, потому что у нас есть запрос президента страны представить этот отчет, и тогда мы, чтобы не было подозрений, что мы что-то скрываем или не хотим пролить свет на этот отчет, предложили НБМ провести переговоры с компанией и попросить разрешения на его публикацию», — заявил глава Генпрокуратуры.

Эдуард Харунжен не исключает, что в отчете Kroll 2 есть новые имена из бывшего руководства, но говорит, что он не читал этот отчет, а только говорил с прокурорами по этому вопросу.

«Отчет Kroll неизбежно будет поставлен на стол парламентской комиссии, и тогда они решат, какое имя им дать», — отметил главный прокурор.