Надо признать, что президент Майя Санду удивительно мастерски разыграла эту «комбинацию». С моей точки зрения, если принять во внимание фактические обстоятельства подписания указа о назначении г-на Гросу, то для обеих сторон ситуация совсем не однозначна. Все зависит от того, с какой точки зрения мы смотрим на эту ситуацию. Но по большей части, я думаю, это будет зависеть от того, что будет дальше, точнее от истинного намерения президента - назначение правительства или спровоцировать досрочные выборы.

Если мы посмотрим на точку зрения двух парламентских групп (ПСРМ-Шор), которые настаивают на существовании в парламенте большинства, способного опддержать правительство, то может показаться, что ситуация остается неизменной, и президент обязаны выдвинуть кандидата, пользующегося поддержкой этого большинства, - упоминает Александру Тэнасе в комментарии для Deschide.MD.

В то же время нельзя игнорировать тот факт, что в это уравнение вступил новый элемент, а именно отказ кандидата, которого ранее поддержало большинство. Таким образом, возникает вопрос, в какой степени это большинство, согласившееся поддержать г-жу Дурлештяну, по-прежнему составляет большинство.

Другая проблема — это формализация этого большинства. Согласно юриспруденции КС, большинство не может быть создано «пустым», т.е. оно должно быть оформлено в поддержку конкретного кандидата, который фактически будет выдвинут. Таким образом исчезновение самого кандидата, я думаю, вызывает ряд вопросов, главный из которых заключается в том, существует ли это большинство до сих пор. В этих обстоятельствах простое заявление г-на И. Додона без соблюдения правовых механизмов для оформления большинства, выдвижения кандидата и официального уведомления об этом факте президента не кажется достаточным или убедительным.

В этих обстоятельствах, когда существование такого формализованного большинства является несколько сомнительным, у президента есть необходимые аргументы, чтобы выдвинуть своего собственного кандидата. Если две парламентские группы (ПСРМ-Шор) формализуют большинство, определят кандидата и уведомят президента - возникнет новый правовой конфликт между президентом и парламентом, который дойдет до рассмотрения судьями Конституционного суда.

Таким образом, как и в случае с предыдущим постановлением, ситуация будет разрешена Конституционным судом с учетом духа Конституции и практики Конституционного суда. В этом контексте мы должны иметь в виду, что дух конституционных механизмов заключается в том, чтобы назначить правительство, а не вызывать роспуск парламента. Таким образом, перед судом стоит довольно сложная задача, и я объясню, почему я так считаю: в отличие от указа о повторном назначении г-жи Гаврилицы, когда неконституционность указа президента была очевидна, в данном случае все не так однозначно. Есть ряд серьезных аргументов как за, так и против обеих позиций.

Возможно, решение КС в значительной степени зависит от фактических обстоятельств, а именно - от истинного намерения президента - назначить правительство или манипулировать конституционными механизмами, чтобы назначение правительства не состоялось. Если кандидатура г-на Гросу была представлена ​​«по-настоящему», то есть с реальным намерением избрать правительство, даже если эта попытка провалилась, КС может посчитать, что все, что произошедшее, соответствует логике нормальной парламентской процедуры, и я думаю, что такое назначение могут признать конституционным со всеми вытекающими из этой ситуации последствиями.

Если же в парламенте, мы снова станем свидетелями фарса, подобного тому, который мы наблюдали в случае с Гаврилицей, которая пришла в парламент и сказала, что не хочет, чтобы за нее голосовали, и за которую даже не проголосовала политическая партия ее выдвинувшая, КС может посчитать, что на самом деле имело место манипулирование Конституцией, точнее говоря, использование конституционных механизмов вопреки их разуму для роспуска впарламента. В таком случае у КС будет достаточно аргументов для признания этого постановления недействительным, как это было в случае с г-жой Гаврилицей.

Александру ТЭНАСЕ,

Эксперт по конституционному праву