Молдова второй раз за 650 лет своей истории может выбрать руководителя прямым всенародным голосованием, учитывая возможность выбора среди двух кандидатов. В 1996 году Петр Лучинский стал президентом, набрав свыше 919 831 голосов. Получить такой же результат впоследствии не удалось никому в условиях конкуренции с участием одного или нескольких соперников. Ставка на президентские выборы в этом году очень высока, потому что впервые за 20 лет у одного человека есть шанс получить голоса примерно миллиона граждан Молдовы. Это будет означать народную поддержку и определенную легитимность, а также ответственность.

Ведутся дискуссии о справедливости голосования. В основе обсуждения лежит не реальная ситуация, а скорее вопросы методологического характера. Я попытаюсь перечислить часть из них.

1. Путаница между количеством граждан РМ с избирательным правом и численностью населения. Не секрет, что граждан в Молдове де-факто больше, чем людей. Но это не повод лишать права голоса наших граждан, проживающих за границей, пока они не отказались от гражданства.

2. Данные переписи населения 2014 года не опубликованы. Поспешно представленные предварительные данные не имеют ничего общего с логикой. Согласно им, численность населения муниципия Кишинев составляет менее 500 тысяч человек, что примерно на 300 тысяч меньше, чем в 2014 году. Впрочем, нет ни одной причины верить, что количество жителей Кишинева так сильно уменьшилось, когда численность населения в других регионах упала незначительно. Хорошая новость: к 20 сентября 2016 года было обработано более 82% анкет. Примерно через месяц мы получим первые результаты. В любом случае в их качестве будут сомневаться.

3. Существует системная проблема в управлении данными. По определенным причинам существуют Государственный регистр избирателей (ГРИ) и, отдельно, Государственный регистр населения (ГРН). Единственное условие, при котором человек из ГРН попадает в ГРИ – совершеннолетие. Все. Любой, даже начинающий специалист по базам данных, скажет, что содержать два регистра – это накладно. Чисто технически, ГРИ должно представить отчет по данным ГРН, сделанный перед выборами, где должна содержаться информация о живых людях старше 18 лет.

4. «Проблема миллиона». В национальном сознании укрепилась идея, что миллион граждан сейчас за границей, хотя никто не представил какой-то ещё информации об этом «миллионе»: ни по странам, ни по возрасту, ни по этнической составляющей и т.д. Снижение численности населения на миллион не может объяснить и тот факт, что ВВП продолжает расти. А ведь показатели должны быть катастрофическими. Анализ потребления (основа ВВП) показывает, что число уехавших за границу не может быть таким большим. Из-за эффекта «миллиона» текущая ситуация во многих областях, в том числе избирательной, не может оцениваться корректно.

5. Проблема смертности. Если раньше в избирательных списках царил хаос, и они произвольно обновлялись, то сейчас такой проблемы существовать не должно. Как и в случае с покойным Эмилем Лотяну, есть молдаване, жившие за границей, которые уже умерли. Но ГРН или ГРИ никто не оповестил о том, что данное лицо больше не должно фигурировать в списке живых. Конечно, кроме сокращения регистров с двух до одного, нужны и другие меры законодательного характера, которые помогут выявлять умерших людей. Например,  модель Facebook’а – или сертификат о смерти, или подтверждение этого факта определенным количеством людей. Также, если человек не пользуется госуслугами или не фигурирует ни в какой базе данных определенный период времени, то можно проводить расследование, чтобы понять, жив этот человек или нет. Конечно, могут быть и другие решения.

6. Демографическая ситуация крайне изменилась за последние 25 лет. В начале 90-х в Молдове было больше людей, чем сейчас, и они были моложе. В 80-х родилось много детей, которые сейчас могут голосовать. Так, мы столкнулись с парадоксом: население сокращается, но число избирателей растет. Но, так как количество детей, рожденных после провозглашения независимости, намного меньше, то в ближайшее время и количество избирателей начнет падать.

7. Проблема Приднестровья. По разным причинам многие игнорируют тот факт, что и в регионе на левом берегу Днестра живут люди, и большинство из них с молдавским гражданством. Конечно, не было выборов, в которых они бы активно участвовали, но, все-таки, они граждане Молдовы и имеют право голосовать. Так, добавьте примерно 490 тысяч к населению Молдовы, около 270 тысяч к числу граждан и около 210 тысяч к числу избирателей (приблизительные данные). Отмечу, что все три показателя разные. 

 

Вот, по меньшей мере, семь серьезных причин для путаницы, что делает неверными большинство предположений о том, насколько корректны определенные данные.

Я провел оценку миграционного баланса за 1991-2015 годы. Мне показалось любопытным, что, начиная с 2012 года, все больше иностранных граждан получают молдавское гражданство, а не отказываются от него. За четыре года гражданство Молдовы получили 14 838 человек. Большинство из них – румыны (17%), арабы (13%), украинцы (13%), русские (12%) и турки (10%). С другой стороны, в этот же период страну покинули 10 257 граждан Молдовы. Большинство уехало в Украину (32%) и Россию (31%). Здесь я говорю только о тех гражданах, которые уехали на ПМЖ.

Не совсем понятно, в какой мере растущее число иммигрантов влияет на избирательный процесс. Кроме того, не ясно, какая часть из них хочет получить молдавский паспорт из-за безвизового режима Молдовы с ЕС. Впрочем, их число в ближайшее время уменьшится, а вскоре безвизовый режим перестанет быть преимуществом, по крайней мере, для украинцев, которые тоже смогут путешествовать по Евросоюзу без виз.

Если взять весь период с момента провозглашения независимости, мы потеряли около 135 тысяч граждан, которые уехали навсегда и отказались от молдавского гражданства. Также у нас есть около 53 тысяч иммигрантов и примерно 59 тысяч репатриантов. Нужно отметить, что число новых репатриантов в 90-х годах было намного выше.

Сколько человек находится за границей? Чтобы ответить на этот вопрос, я создал модель, которая учитывает естественный прирост и миграцию в период с 1991 по 2015 годы. Так, согласно Нацбюро статистики, в 2015 году примерно 325 тысяч человек на время уехали за границу. Благодаря модели, я обнаружил разницу примерно в 120 тысяч человек, которые должны быть гражданами Молдовы, но не указаны в данных НБС. Соответственно, есть чуть более 445 тысяч граждан РМ, которые могут вернуться.

К этому числу добавим 135 тысяч человек, которые уехали в другую страну на ПМЖ. Кроме того, нужно учитывать естественный прирост среди мигрировавшего населения (120 тысяч, которые не фигурируют в данных НБС и 135 тысяч уехавших на ПМЖ). Точно неизвестно, сколько детей родилось за границей у людей, покинувших РМ, но мы подозреваем, что их число составляет примерно 40% от 255 тысяч «потерянных» граждан. Это означает, что есть ещё 102 тысячи человек, которые могли быть частью населения Молдовы. Говоря о количестве умерших, я буду использовать произвольное число, потому что такие данные трудно подсчитать, – это 25 тысяч человек.

В итоге у нас есть примерно 657 тысяч человек, которые находятся за пределами Молдовы на постоянной и временной основе, а также дети, рожденные за границей без гражданства РМ.

Кто остался в стране голосовать? По данным Центризбиркома, число избирателей в ГРИ лишь на пару тысяч больше, чем получилось на основе моей модели подсчета. Так, ошибка может заключаться в паре тысяч умерших или незарегистрированных граждан, число которых составляет примерно 3-5 тысяч.

Число избирателей, указанных в ГРИ, составляет 3,2 млн. В действительности, проголосовать смогут максимум 2,5 миллиона человек, которые находятся в стране. А если бы реальная доля участия в голосовании составила бы 60%, мы могли бы ожидать 1,5 млн избирателей, пришедших на выборы. Например, в 2015 году на местных выборах проголосовало 1,38 млн избирателей, что составляет 55,2% от 2,5 млн потенциальных избирателей, что мне представляется приемлемым.

Конечно, официальная доля участия будет ниже, потому что её разделят на 3,2 млн. По этой причине необходимо снизить избирательный порог и убрать любые барьеры для регистрации кандидатов, потому что население сокращается, хотя число граждан уменьшается намного медленнее.

В заключение: данные ЦИК не идеальны, но очень близки к правде.

Источники данных: Национальное бюро статистики (www.statistica.md), Центральная избирательная комиссия (www.cec.md) и вычисления iData.