Игорь Додон вновь обвиняет из изолятора, что его дело является «политическим» и что оно становится «главной заботой правительства ПДС». В сообщении на своей странице в Facebook бывший президент утверждает, что его очерняют, а то, как расследуется его дело, — это «чрезмерное усердие».

«Впервые в Республике Молдова в отношении политика и лидера оппозиции формируется следственная группа в составе более 50 человек: прокуроров, офицеров уголовного преследования, следователей. Очевидно, что это избыток усердия и неоправданная трата сил. Большинству этих следователей следует сегодня заниматься не надуманным делом вокруг Додона, а расследованием дел международного резонанса, таких как хищение миллиарда, концессия аэропорта или происходящие сейчас коррупционные процессы. Но для руководимой Западом Майи Санду и ПДС важнее уничтожить оппозицию и очернить меня лично, чем разоблачать правонарушения, совершенные когда-то или сейчас правыми правительствами», — заявил бывший президент через своих адвокатов.

Однако он говорит, что выдержит давление.

По поводу обвинений, выдвинутых против него, Додон говорит, что «все они поверхностны, лживы, без серьезных доказательств и будут отклонены любым независимым судом, не захваченным политически».

В этом контексте он пояснил некоторые детали. Додон уверяет, что деньги, найденные в его доме в районе Буюкань, поступают из его зарплаты и что все, что связано с этими деньгами, было прозрачным.

При этом Додон заявляет под свою ответственность, что не владеет ни напрямую, ни через посредников движимым и недвижимым имуществом в селе Садова.

Относительно обысков у своего шурина Петру Мериняну Додон утверждает, что он «продал квартиру в Москве, официально задекларировал деньги при въезде в страну и решил открыть бизнес в своем родном городе Моловата Веке (...) Инцидент с распиской, менее приятный, но столь разрекламированный в прессе, можно объяснить эмоциями мужчины, который возвращается домой из-за границы и просыпается в 7 утра с офицерами в балаклавах под дверью, чем пугают его ребенка».

Додон также заявляет, что его семья не владеет недвижимостью в селе Моловата Веке, «что будет очень легко доказано в суде». «Таким образом, я еще раз подтверждаю, что у меня нет другой недвижимости, активов, доходов, кроме задекларированных публично». Бывший президент считает это обвинение «придуманным предлогом для развязывания политической войны со стороны госпожи Майи Санду, которая хочет во что бы то ни стало убрать главного политического оппонента».

Что касается обвинений в коррупции, взяточничестве, незаконном финансировании партии и обвинениях в государственной измене, Додон утверждает, что «все они необоснованны и основаны на незаконно снятых видео (поэтому не может быть никаких доказательств в суде) Плахотнюка в июне 2019 года, когда Молдова прошла через одно из самых больших испытаний – прямую борьбу с олигархическим режимом, захватившим все государственные институты».

В конце, Додон говорит, что есть определенный интерес к давлению. «Я очень хорошо понимаю, почему и в чьих интересах из страны и из-за рубежа осуществляется это давление, заказываются политические дела, организуется избирательное телеправосудие, распространяется ненависть и очерняется мой публичный имидж. (...) Я не уходил, не сдавался и не сдамся и сейчас. Бой продолжается. И никто не приходит к власти навсегда. Хотя многие во власти об этом забывают».

Бывший президент говорит, что выдержит давление.

Правоохранители провели обыск в доме бывшего президента страны Игоря Додона. Аналогичные действия происходили с недвижимостью, принадлежащей посредникам. В результате Игорь Додон и его шурин были задержаны на 72 часа. По версии прокуратуры, обыски проходят по уголовному делу, возбужденному на основании обоснованного подозрения в совершении пассивной коррупции, признании финансирования политической партии преступной организацией, государственной измене и незаконном обогащении.