Сегодня, когда весь мир борется с пандемией Covid-19, наибольшую обеспокоенность вызывает ситуация в авторитарных государствах. И не потому, что, к примеру, в китайском Ухане находилась некая секретная лаборатория, а, потому, что КНР отсутствуют присущие демократическому Западу понятия прозрачности и доступности информации. Именно по этой причине в мире и возникают сомнения в достоверности официальных заявлений китайских должностных лиц и медицинской статистики китайских врачей. То же можно сказать и об официальных данных об эпидемиологической ситуации в России.

Ровно такие же опасения вызывает и авторитарная Беларусь, притом, не только в связи с данными о числе заболевших. Помимо эпидемии коронавируса есть и другие основания для беспокойства. Недавно в Беларуси было завершено строительство первой в стране АЭС в городе Островец.

Конечно, каждая страна вправе самостоятельно решать – нужна ей ядерная энергетика или нет. Но…

Представьте себе, что некий инвестор с использованием новейших технологий построил две идентичные сыроварни. Одну – во Франции, другую – в Беларуси. Вряд ли у кого-то возникнут сомнения, что эти предприятия, будут выпускать разный продукт. Как бы вы не регламентировали, не стандартизировали их работу, но французские и белорусские фермеры получат разный сыр. Примерно такой же результат можно ожидать и в случае строительства двух атомных электростанций. Даже эти станции будут построены во Франции и в Беларуси по одному проекту, фактически, это будут две разные АЭС. Потому, что страны разные и подход к контролю строительства разный. А если проект российский? Будут ли похожи российская и беларуская АЭС?

Вот как обстоят дела на строительстве Курской АЭС-2: неудовлетворительные условия труда, как следствие текучесть кадров, а также катастрофически низкое качество материалов.

А что в Беларуси? Лучше? Да не то, чтобы очень. Вот рассказ о том, как идет строительство в Островце.

Похоже? Да, очень похоже. Потому, что страны похожие. В авторитарной Беларуси абсолютно всё решает один человек – Бацька А. Лукашенко, который планирует торжественно открыть Островецкую АЭС перед очередными постановочными выборами президента Беларуси (новая имитация выборов должна состояться не позже 30 августа 2020 г.). Все остальные – не при делах и ни на что не влияют – ни граждане, ни профильные ведомства, ни политические партии, ни даже правительство.

Когда в 2011 г. Бацька давал отмашку на строительство АЭС, он руководствовался вполне понятным мотивом – максимально уменьшить зависимость Беларуси от поставок российского газа. А. Лукашенко планировал заменить газ электричеством для теплогенерации, развивать электротранспорт, а избыточную электроэнергию продавать в Евросоюз. Печальная правда состоит в том, что, выбирая из двух зол, Бацька выбрал худшее. Островецкая АЭС не сможет обеспечить Беларуси энергетическую независимость, так, как, создавая условия для устранения газовой зависимости от России, она порождает зависимость атомную. При этом, характер последней таков, что отныне Минск будет ещё сильнее привязан к Москве в энергетической сфере.

Ведь если газ не оплачен, то его поставки приостанавливаются, это плохо, но не смертельно. А вот АЭС должна работать всё время без остановки все последующие 30 лет (а, в принципе, возможно и продление срока эксплуатации до 55-60 лет, это распространенная практика).

Весь этот срок станцию будет обслуживать исключительно российская команда (своих атомщиков в Беларуси нет, в отличие от газовиков и нефтехимиков), а для реакторов каждые 1,5 года необходимо будет приобретать российское ядерное топливо. Если же Беларусь захочет, следуя примеру Украины, поменять российскую компанию ТВЭЛ на американскую Westinghouse Electric Corporation, то Россия снимет атомный реактор с гарантии.

По ряду технических причин, для АЭС крайне нежелательна работа в манёвренных режимах, то есть, покрытие переменной части графика электрической нагрузки (нельзя построить в голом поле АЭС и просто включить её). Поэтому российским специалистам необходимо будет также построить ещё и балансирующие мощности, что опять-таки привязывает Беларусь к России.

Кроме того, еще сильнее привязывают Минск к Москве вопросы, связанные с утилизацией ОЯТ. Возможно, российским специалистам придется дополнительно построить при белорусской АЭС могильник для хранения отработанного ядерного топлива (ОЯТ). Возможно, ОЯТ будут отправлять на захоронение или переработку в уже существующие хранилища и спецзаводы всё в той же России (с её согласия и за большие деньги). Кстати, за саму постройку АЭС Минску необходимо будет вернуть Москве кредит – по разным оценкам, речь идет от $4,5 млрд. до $10 млрд.

Вообще же выгоды от строительства именно АЭС, даже без поправок на российских строителей и на привязку к России, а в принципе, далеко не столь однозначны. Да, если сравнить стоимость электроэнергии, произведенной на уже работающих атомной, тепловой и гидро электростанциях, то производимая АЭС электроэнергия будет самой дешевой и экологически чистой. Но это с учетом одних только эксплуатационных расходов. Если же учитывать всё в комплексе – возведение, работу, вывод из эксплуатации и дезактивацию «до зеленой лужайки» (а ликвидация отработавшей АЭС составляет порядка 20% от стоимости её строительства), утилизацию отработанного ядерного топлива (ОЯТ), то преимущества использования атомной энергии будут весьма спорным вопросом. Не говоря уже о ликвидации последствий возможных аварий и утечек небольшого масштаба, не ведущих к катастрофе сравнимой с Чернобылем или Фукусимой.

А если – большого?

Между тем, самой серьезной проблемой при строительстве Островецкой АЭС являются не самые надежные, даже при идеальном соблюдении всех норм, российские технологии и общий – прямо скажем, разгильдяйский подход к строительству.  Вот лишь наиболее очевидные поводы для беспокойства.

- Строительство Белорусской АЭС идет на площадке, которая в 1993 г. была признана неблагоприятной из-за того, что там пересекаются региональные разломы земной коры, проявляющие тектоническую активность до сих пор. Не исключается, что один из разломов может сместиться на несколько километров. В 1908 г. невдалеке от места будущего строительства АЭС был зарегистрирован эпицентр землетрясения интенсивностью 7 баллов. Все эти данные были подтверждены белорусскими учеными в 2007 г. Сооружение АЭС на столь опасной площадке равноценно закладке очень мощной атомной бомбы со взрывателем, который может сработать в любой момент, независимо от работы самой АЭС;

- В 2019 г. на совещании участников Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция ЭСПО) в Женеве предоставленная Беларусью информация о выборе площадки для строительства АЭС была признана недостаточной, то есть, страна не соблюла требования Конвенции;

- В 2018 г. группа европейских регуляторов в сфере ядерной безопасности (ENSREG) утвердила отчет, где заявила, что представители Беларуси и «Росатома» не принимают во внимание аргументы в пользу того, что АЭС не соответствует международным требованиям безопасности, игнорируют выявленные недостатки, не выполняют рекомендации и скрывают критику международных экспертов;

- Хотя на формальном уровне возведением АЭС занимается государственная корпорация «Росатом», непосредственное выполнение работ передано по длинной цепочке субподрядчиков, так что в конечном итоге вообще непонятно, кто занимается строительством. Фактически его ведут бригады случайных шабашников, большинство которых впервые в жизни оказались на стройплощадке объекта критической инфраструктуры. В течение девяти лет строительство АЭС сопровождалось постоянной чередой аварий, пожаров, скандалов и инцидентов, в результате которых погибли пятеро рабочих;

- Так, 10 июля 2016 г. по вине строителей 330-тонный корпус ядерного реактора рухнул во время перемещения с высоты 7 метров на бетонное покрытие. «Росатом» и Минск пытались скрыть это происшествие, а, после подтверждения случившегося, отказываются открыть всю информацию. Первоначально в «Росатоме» вообще заявили, что произошло не падение реактора, а лишь его «соприкосновение с землей». Только после мощного давления в течение нескольких месяцев со стороны гражданских активистов и научно-технических экспертов, «Росатом» согласился заменить корпус реактора;

- Уже новый корпус реактора ударили о железнодорожный столб, причем, тем местом, где находились патрубки системы аварийного охлаждения. Второй (ударенный) корпус реактора снова менять уже не стали. Уровень повреждения патрубков общественности узнать не удалось. При этом, КГБ Беларуси пристально контролирует как работников внутри стройки, стараясь не допустить утечки любой информации, связанной со строительством, так и активистов, и экспертов, пытающихся освещать происходящее на стройплощадке. Некоторые критики строительства Островецкой АЕС были даже арестованы и высланы из Беларуси;

- Реактор ВВЭР-1200 является новым, притом, настолько, что до сих пор проходит стадию промышленных испытаний, и его возможные плюсы и минусы пока неизвестны. В 2016 г. такой реактор был впервые запущен на Нововоронежской АЭС (Россия), где сразу же был вскрыт один из недостатков конструкции – после пуска АЭС немедленно вышла из строя, поскольку сгорел генератор. Другие возможные ошибки в конструкции этого типа реакторов будут выявляться уже в рабочем режиме на тех станциях, где их устанавливают, в том числе, в Островце.

Общий подход России и Беларуси к проектированию и строительству станции характеризует полнейшее неуважение к мнению Литовской Республике, которая ещё в 2011 г. просила отсрочить реализацию проекта до полного прояснения всех вопросов. Суть претензий Литвы такова:

- Возведение Белорусской АЭС ведется в 22 км от границы с Литвой и в 53 км от литовской столицы – Вильнюса, что нарушает Конвенцию ЭСПО;

- В случае аварии произойдет катастрофическое и непоправимое загрязнение бассейна реки Вилии, который покрывает 72% территории Литвы;

- Поскольку АЕС сравнительно близко расположена к международным аэропортам 17 европейских столиц, нельзя исключать и возможность аварии, в результате авиакатастрофы. Белорусская АЭС сможет выдержать удар легкого самолета до 5 тонн, однако падение авиалайнера в 200 тонн приведет к катастрофе уровня Чернобыля или Фукусимы.

Тем не менее, Москва и Минск с проигнорировали все замечания, высказанные Вильнюсом и поддержавшим его Брюсселем. Возникают подозрения, что построенная Россией Островецкая АЭС была задумана Москвой как замаскированный ядерный фугас возле самой границы с блоком НАТО, размещенный на территории «братской Беларуси», который затем можно будет использовать для прямого шантажа.

Это подозрение укрепляет и тот факт, что проект Белорусской АЭС с коммерческой точки зрения является сомнительным. После ввода в эксплуатацию Островецкой АЭС Беларусь будет генерировать избыток электроэнергии, и вряд ли сможет обеспечить для нее рынки сбыта. Так, на станции запланированы два энергоблока мощностью до 1200 МВт каждый, что составляет 18 млрд. киловатт/час в год – половину от того, сколько сейчас потребляет Беларусь.

Минск надеялся, что основными потребителями электроэнергии станут Швеция, которая запланировала закрытие своих АЭС, Литва и Польша. Но Швеция не остановит АЭС за один день, и у неё есть соседи: Норвегия с огромным количеством гидроэлектростанций и Финляндия с собственным избытком мощностей. Литва же, не забывающая, что «Островецкого монстра» строит Россия и работать он будет в рамках общей энергосистемы РФ и её стран-сателлитов, с самого начала была решительно настроена против покупки электроэнергии из российской энергосистемы. Остается Польша, которая, в связи с ростом экономики, действительно испытывала в последнее десятилетие нехватку электроэнергии. Но Варшава планомерно прилагает усилия, чтобы отказаться от любых российских энергоносителей и рассчитывает, что из-за мирового экономического кризиса в 2020-21 гг. потребностей в больших объемах дополнительной электроэнергии не будет.

Какое-то время после запуска станции Беларусь сможет экспортировать электроэнергию в Калининградскую область РФ и в Украину. Но если Россия достроит все-таки Балтийскую АЭС, работы на которой временно заморожены, а Украина достроит два блока на Хмельницкой АЭС (идут поиски инвестора), то лишнюю электроэнергию из Островецкой АЭС девать будет решительно некуда.

Если мы поставим себя на место Бацьки, то в данной ситуации увидим три возможных сценария развития событий.

Сценарий снятия ответственности. Минск может провести «общенародный референдум» по вопросу о целесообразности запуска построенной АЭС или её консервации. Так, например, в демократической Австрии, где в 1976 г. была построена первая АЭС (из 6 запланированных) – Цвентендорфская, правительство вошло в диалог с общественным антиядерным движением. В 1978 г. Австрия объявила референдум по вопросу введения АЭС в эксплуатацию, на котором 50,47% граждан (против 49,53% человек, то есть лишь на 30 тысяч голосов больше) высказались против эксплуатации АЭС. Референдум определил судьбу не только Цвентендорфской АЭС, но и политики страны – правительство Австрии наложило запрет на использование ядерной энергии до 1998 г., который позже был продлён.

Сценарий прозрачной эксплуатации. В случае запуска АЭС, Минск может сделать её работу абсолютно доступной для любых комиссий Группы европейских регуляторов в сфере ядерной безопасности (ENSREG) и Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), а также – неукоснительно и оперативно соблюдать все требования и предписания этих организаций. Теоретически, Минск также может выйти из энергосистемы РФ и синхронизироваться с энергосистемой Евросоюза.

Сценарий энергетических войн. Минск может принять участие в начатых и ведущихся Россией энергетических войнах, причем, на стороне России.

Какой сценарий наиболее вероятен – предоставлю догадаться самим читателям. Что до его выбора, то решение, как всегда, единолично примет Лукашенко, поскольку нет оснований сомневаться в его переизбрании президентом Беларуси в августе 2020 г.

6 мая 2020 года на площадку 1-го пускового энергоблока доставлена первая партия ядерного топлива. По информации министра энергетики Виктора Каранкевича, физический запуск первого энергоблока АЭС запланирован на июль, выдача первых киловатт-часов электрической энергии — на сентябрь-октябрь.

Тем временем в Литве вовсю готовятся к возможной ядерной катастрофе: отрабатывается план эвакуации жителей столицы страны – Вильнюса, закуплено на миллион евро и бесплатно роздано населению 4 миллиона таблеток йода. В ходе учений 3 октября 2019 года была проведена пробная эвакуация из 30-километровой загрязненной зоны.