Балто-Черноморский регион практически полностью относится к «кровавым землям», по определению американского историка Тимоти Снайдера. Этот статус накладывает отпечаток на развитие демократии в странах региона, эффективность распространения в тех государствах критического мышления, темпы распространения фейков.

Не приходится сомневаться, что Россия воспринимает наш регион как сферу собственных безраздельных интересов, поэтому ищет новые и новые механизмы влияния на ситуацию в нем. Этот процесс продолжается уже несколько лет. Тема Холокоста не только остается чувствительной для общественно-политической жизни стран региона, но и создает возможности для спекуляций.

В год 75-й годовщины окончания Второй мировой войны есть основания говорить о появлении Новой исторической Политики Путина - комплекса мероприятий, направленных на использование исторической постправды для достижения политических целей. Об этом свидетельствует и назначение в январе 2020 года Владимира Мединского, президента Российского военно-исторического общества, помощником президента РФ по вопросам гуманитарной и исторической политики. Хотя Мединский известен контраверсийными заявлениями о различных исторических событиях, но он не является единственным участником системы распространения дезинформации на государственном уровне.

Сегодня можно говорить о создании в России триединой машины по продвижению собственных версий резонансных исторических событий. Первый компонент - российские историки, обеспечивающие проведение дискуссий, распространение исторического материала в общественном дискурсе, использование имеющейся архивной базы для политических целей. Второй - пропагандистские средства воздействия, к которым можно отнести медиа глобального влияния - телеканал Russia Today и информационное агентство Sputnik, которые работают практически во всех странах Европы и США. Третий - высшие должностные лица, доносящие соответствующие информационные сообщения до своей аудитории как внутри России, так и за ее пределами.

Кампания по гибридизации Холокоста вступила в активную фазу в конце 2019 года, когда во время расширенной коллегии Минобороны 24 декабря Путин назвал «сволочью» и «антисемитской свиньей» польского посла в предвоенной Германии Юзефа Липского, обвиняя его в лояльности к нацистским идеям. Чем это было вызвано и почему объектом исторических манипуляций стала именно Польша?

Расчет Кремля прост - своими действиями Путин и его окружение пытаются дискредитировать Польшу в глазах ее западных партнеров, в равной степени США и Западной Европы, расшатать основы Европейского Союза и нанести как можно более ощутимый удар по евроатлантической солидарности.

Развивая собственный тезис, Путин совершил решающий, по его мнению, шаг, который учел готовность руководства Польши сопротивляться попыткам дискредитации. В конце января 2020 года во время Форума памяти жертв Холокоста в Иерусалиме, организованного в значительной мере с прицелом на участие в нем Владимира Путина, российский президент выразил ключевой тезис собственного видения одной из самых масштабных европейских трагедий ХХ века. Он отметил, что Холокост осуществляли не только нацисты, но также и их пособники на оккупированных территориях. В следующем абзаце выступления Путина прозвучала фраза о 1,4 миллиона евреев, уничтоженных в Украине, и практически полном уничтожении евреев в Латвии во время Второй мировой войны. Это выступление можно назвать образцом кремлевской постправды, когда в одной подаче умело перемешивается реальный исторический факт и лживая историческая интерпретация .

Путин и полностью подчиненная его целям машина российской пропаганды чрезвычайно ловко используют ряд факторов общественно-политической жизни Европы и мира. Во-первых, огромные жертвы во время Холокоста требуют постоянного осмысления, и этот процесс в последние годы обрел дополнительную динамику в ряде постсоциалистических стран. Во-вторых, масштаб трагедии позволяет Кремлю ловко манипулировать настроениями, и если не отбеливать нацистов, то осуществлять гибридизацию Холокоста, перекладывая значительную часть вины за уничтожение евреев на жителей оккупированных территорий. В-третьих, Россия стремится подчеркнуть собственную роль в победе над нацизмом, и пытается раздуть ее масштабы.

Напомню, что в последние годы в России вышли в свет исследования темных страниц Холокоста авторства американского историка польского происхождения Яна Томаша Гросса «Соседи» и «Золотая жатва» и литовской исследовательницы Рута Ванагайте «Наши», посвященное участию литовцев в Холокосте. Таким образом исследования, вызвавшие значительный резонанс в Польше и Литве, были введены в общественно-политический оборот в РФ. Эти исследования сыграли (как по мне, против воли их авторов) роль катализаторов процесса гибридизации Холокоста.

Целесообразно подчеркнуть, что основой для гибридизации Холокоста, к которой российское политическое руководство прилагает немало усилий, является культ «победобесия» - гипертрофированное раздувание роли России в победе над нацизмом. Однако ирония судьбы заключается в том, что пандемия коронавируса заставила руководство РФ перенести запланированные на 9 мая мероприятия по празднованию 75-й годовщины победы над нацизмом. Как представляется, дело не в угрозе распространения болезни среди участников парада, а в осознании руководством России невозможности обеспечить даже минимальное представительство высоких зарубежных гостей.

Напоследок хочу отметить, что ожидать прекращения попыток России гибридизировать Холокост не приходится. Слишком чувствительна эта тема для многих народов Балто-Черноморского региона, слишком много возможностей она открывает для фальсификаторов истории из Кремля. Ответом должны стать коллективные усилия по деконструкции исторических событий и осуществления диалога о сложных страницах истории ХХ века в государствах Балто-Черноморского региона.

Евген МАГДА, Институт мировой политики, Киев.