Игорь Додон пытается представить себя хозяином положения, который в состоянии мановением руки, одним щелчком пальцев решать любые вопросы. История с признанием неконституционным закона о принятии ответственности правительства, похоже, ничему его не научила. Додон и ведомое им правительство Иона Кику продолжает наступать на те же грабли. Сотрясение мозга гарантировано.

Если, конечно, есть чему сотрясаться. На этот счет существуют серьезные сомнения. Правительство вновь планирует прийти в парламент с тем же «чрезвычайным» законопроектом. Из него никуда не исчезли ни явно лоббистские положения, которые кабинет пытается протащить в интересах афиллированных правящей коалиции бизнесменов. В нем по-прежнему содержатся некоторые пункты, которые невозможно будет исполнить. А потому принимать их совершенно бессмысленно.

Речь, в частности, идет о статье закона, в которой идет речь о взимании государством половины сбора на модернизацию Международного кишиневского аэропорта.

Этот сбор в размере 9 евро с каждого вылетающего пассажира существует, начиная с 1998 года. В 2013 году в Постановлении Правительства Республики Молдова, которым был объявлен конкурс на поиск компании-концессионера кишиневского аэропорта, право на взыскание аэропортовых такс являлось одним из условий и обязательств, которые брало на себя государство. И это условия было закреплено в договоре концессии, в частности в статье 15.8. И более того, статья 15.11 договора концессии предусматривает «Концессодатель гарантирует на весь период действия концессионного договора обеспечение сохранения уровня аэропортовых сборов, включая тариф на модернизацию, не менее уровня действующего на момент подписания концессионного договора».


Государство само дало важное уточнение: оно гарантировало концессионеру аэропорта, что именно он является собственником этих сборов, а их размер в будущем будет не ниже, чем тот, который существовал на момент объявления концессии.

Таким образом, сохранение сбора на модернизацию в размере 9 евро с каждого вылетающего пассажира – это контрактное условие, которое не может быть изменено «волшебной палочкой» Додона. Начиная с 30 августа 2013 года государство не может распоряжаться этими средствами по своему желанию. Просто не может, не имеет никакого права. Поскольку это нарушит контракт. А контракт нарушать нельзя. Этого не может сделать ни президент, ни парламент, ни правительство. Никто. Как минимум, без серьезнейших международно-правовых и финансовых последствий для государства.

Считается, что эти средства пойдут в некий фонд на борьбу с распространением и послдедствиями эпидемии коронавируса. Это выглядит абсурдным, поскольку такса на модернизацию взимается с вылетающих пассажиров. А сегодня, в время чрезвычайного положения, практически никто не вылетает. Финансовый эффект этого решения в условиях ЧП равено нулю. Так зачем принимать заведомо невыполнимое и экономически бессмысленное решение?

Во-первых, прикрываясь чрезвычайным положением, власть пытается наложить руку на половину таксы на модернизацию Международного аэропорта уже после того, как ЧП будет отменено и нормальное авиасообщение будет восстановлено. Но только причем тогда заявленная цель по борьбе с коронавирусом? Да ни причем. Зато можно будет записать это себе в актив на президентских выборах. Во-вторых, Додону очень хочется, чтобы о нем думали как о жестком и решительном руководителе, который победил пандемию, спас нацию от голодной смерти, изыскивая неочевидные источники финансирования.

Но на беду Додона ни одна из этих целей не может быть достигнута тем путем, по которому он направил собственное правительство и парламентское большинство.

Этого можно добиться двумя способами. Во-первых, правительство могло бы обратиться в суд, чтобы доказать, что некоторые пункты договора о концессии являются незаконными. Во-вторых, государство могло бы пригласить компанию-концессионера «Avia-Invest» к диалогу и попытаться с ней договориться. Но не произошло ни первого, ни второго. Правительство просто собирается нахрапом провести через парламент «чрезвычайный» законопроект, одним из пунктов которого является насильственный отбор чужих денег. В уголовном законодательстве этот противоправное действие обычно квалифицируется как «грабеж». 

У этого противозаконного акта, если он произойдет, безусловно, будут самые серьезные правовые последствия, сопряженные с потерей бюджетных средств. Популизм Додона и безволие Кику, который не может ему отказать, просто толкает Молдову в Международный арбитраж. А для Международного арбитража, как и для любого цивилизованного суда в мире контрактные обязательства и контрактные условия – священны. Молдова проиграет, окончательно испорит и без того не блестящий имидж и понесет огромные убытки. За стремление Додона доказать, что он « в доме хозяин» будет рассчитываться вся страна.