21 февраля в Кишиневе прошла международная конференция «Гибридная война: механизмы и последствия». Предлагаю Вашему вниманию тезисы моего выступления на ней, они будут интересны не только гражданам Украины и Молдовы.

Необходимо начать с определений. Гибридная агрессия – это стремление одного государства подчинить себе другое без формального нарушения норм международного права, путем давления в экономической, политической, экономической, гуманитарной сферах. В Украине идет гибридная война, жертвами которой за шесть лет стали более 13 тысяч человек, их точная цифра пока неизвестна.

Чтобы успешно противостоять гибридной агрессии, полезно изучать украинский опыт. К сожалению, во внутренней политике нашей страны были допущены многочисленные ошибки. Донбасс и Крым, к примеру, находились на периферии государственной политики, а Россия чувствовала себя в этих регионах крайне уверенно. Способствовало этой уверенности и присутствие в крымских портах российского Черноморского флота. Российская пропаганда в Крыму и на Донбассе была особенно агрессивно. Отмечу и недоверие украинских властей к крымским татарам, наблюдавшееся до 2014 года. Ситуацию усугубляла неопределенность с геополитическим выбором Украины, из-за которого наша страна находилась на настоящем шпагате.

На протяжении более, чем шести лет Украина ощущает на себе весь арсенал гибридного воздействия. Россия осуществляет в отношении нашей страны дезинформацию на государственном уровне, распространяет фейки и откровенную ложь. Кремль стремится дискредитировать Украину в глазах цивилизованного мира, применяя для этого изощренные усилия. Масштабные информационные атаки осуществляются, несмотря на ограничение трансляции в Украине российских телевизионных каналов. Экономические санкции и ограничения против Украины Россия ввела еще в августе 2013 года, до начала Революции Достоинства. Вопрос поставок и транзита газа используется Кремлем в качестве политического оружия. Осуществляется целенаправленная агрессия в гуманитарной сфере, особенно, в области исторической памяти.

Затянувшийся характер гибридного противостояния и амбиции России подталкивают ее к использованию новых разновидностей гибридного оружия. Отмечу, что Владимир Путин, в отличие от лидеров демократических стран, не зависит от результатов выборов, а потому активно использует электоральное оружие, не опасаясь возмездия. Вмешательство в ход избирательной кампании и воздействие на ход голосования, как известно, может быть трансграничным, оно позволяет серьезно подорвать доверие к демократическим ценностям. Ко всему прочему, в мире практически нет законодательства, позволяющего эффективно реагировать на стороннее вмешательство в выборы и, безусловно, наказывать за него.

Год 75-й годовщины победы над нацизмом в России стал периодом формирования Новой Исторической Политики Путина, которая ставит перед собой несколько целей. Наиболее очевидная – гипертрофия роли России в победе над Гитлером, которая на этот раз будет причудливо оттеняться. На руку РФ сосредоточение на ее территории массива архивных документов, позволяющих закладывать основу для манипуляций. Кремль делает ставку на гибридизацию Холокоста, подчеркивая, что в уничтожении евреев на оккупированных территориях виновны не только гитлеровцы, но и их пособники из Польши, Украины, стран Балтии. Цель этих утверждений – углубление противоречий между разными странами Европы. Весьма вероятно, что Путин намерен манипулировать болезненной для многих государств проблемой коллаборационизма с оккупантами во время Второй мировой войны.

Украина за минувшие шесть лет накопила немалый опыт гибридного противодействия. Нельзя говорить об его универсальности, однако он однозначно полезен многим европейским государствам. Восстановлены армия и спецслужбы, хотя во время президентства Януковича они были выхолощены изнутри. Воссозданы военная история и традиция, что способствует переосмыслению образа украинцев в исторической ретроспективе. Создана Православная церковь Украины, осуществлена декоммунизация. Значительно вырос объем использования украинского языка в публичном пространстве. Ограничено вещание российского ТВ и использование российских социальных сетей. Конституционно закреплен курс на европейскую и евроатлантическую интеграцию.

Впрочем, следует понимать: Украина – отнюдь не главная цель гибридной атаки России, та заинтересована в распаде Европейского Союза. Только такой сценарий позволит Кремлю претендовать на создание новой империи, наподобие Российской или Советского Союза. Путин и его приспешники интенсивно используют в своих целях демократические процедуры и политические традиции Европы, но это не повод от них отказываться.

Необъявленная гибридная война закончится гибридным миром, который обозначит новую геополитическую реальность. Сегодня сложно предсказать, когда это произойдет, но однозначно можно говорить, что Украина сумела выдержать коварный удар 2014 – 2015 годов. Это важно, поскольку именно неверие и уныние являются главными инструментами гибридного воздействия. Хотя у цивилизованного мира недостаточно инструментов для воздействия на Россию, это не повод для паники. Скорее, причина осознать особенности противодействия ей и понимания необходимости изменяться, чтобы победить.