Акции «Нет капитуляции» становятся раз за разом мощнее, а имитация диалога власти с их участниками не способствуют формированию обоюдного доверия. Почему сложилась такая ситуация? Какова вероятность нового Майдана в новых реалиях? Каким он может стать для Украины?

Замечу, что «идеалы Майдана» уже выпали из украинского публичного дискурса. К ним перестала апеллировать большинство представителей украинского политикума, хотя о них помнят многие граждане, принимавшие участие в массовых протестах. Новая политическая реальность, сложившаяся в результате президентских и парламентских выборов 2019 года, позволяет власти не замечать многотысячные выступления и говорить о «проплаченности» участников нынешних протестов. Команда Зеленского в большинстве своем далека от Майдана, однако собственными действиями провоцирует его повторение. И, кстати, этому способствуют и многочисленные «герои вчерашних дней», вернувшиеся в Украину после смены власти и позволяющие себе намекать на возможность реванша.

Хочу подчеркнуть, что три революции (1990, 2004, 2013 - 2014) за  25 лет - это далеко не достижения Украинского государства, пусть и в условиях переходной демократии. Подобная динамика свидетельствует, что институты демократии в Украине не работают должным образом, а высокая степень защиты бюллетеней для голосования и прозрачные урны на избирательных участках далеко не гарантировали от злоупотреблений на различных уровнях избирательного процесса. Сейчас наблюдается заметное осложнение ситуации благодаря головокружению от успехов высокорейтинговых представителей новой власти. Слишком рьяно они пытаются подтянуть ситуацию в стране под свое видение общественно-политических процессов. Им, похоже, забыли рассказать, что независимо от исхода выборов в цивилизованных странах берегут культуру дискуссии в парламенте, не меняют недавно избранный состав Центральной избирательной комиссии, не включают «турборежим» в законодательном органе.

Критики Петра Порошенко, которого сложно назвать идеальным президентом, сознательно игнорируют очевидное: начиная с мая 2014 года, в Украине прошел полный цикл выборов, во время которых были  избраны президент, парламент, местные советы, состоялись выборы в нескольких сотнях объединенных территориальных общин. Результаты волеизъявления без особых нареканий признаны мировым сообществом. И выборы 2014 - 2015 лет заложили основу для президентской и парламентской кампаний 2019 года, также безоговорочно признанных мировым сообществом как демократические. Кажется, мы сами не осознаем, что в течение 2014 - 2019 лет своим волеизъявлением существенно отодвинулись от «русского мира» в сторону цивилизованных государств.

Однако создатели «новых лиц», которые невозможно было критиковать за нехватки политического опыта, сегодня имеют другие цели и задачи. Их цель - постепенное восстановление экономических контактов с Россией, руководство которой таким гибридным способом охотно пойдет на нормализацию отношений с Украиной. Отечественным олигархам сложно играть по правилам Запада, если это не футбол. Процесс реанимации контактов с Россией  идет постепенно, достаточно осторожно, чтобы не вызвать цепную реакцию Майдана (с украинской стороны). С российской же ситуация выглядит иной: там, наоборот, готовы использовать удобный момент, чтобы расшатать Украину изнутри и пытаться доказать миру что она failed state (не состоявшееся государство). Политическая конъюнктура в этих вопросах сейчас работает на Россию.

Украинское общество в 2019 году, как отмечают социологи, переживает мощный взрыв социального оптимизма. Правда, есть один нюанс: ситуация напоминает качели. Если при Порошенко немало украинцев считали, что государство движется по неверному пути, то нынешняя лояльность доброй половины наших сограждан команде Зеленского выглядит авансом и надеждами. Обратите внимание на изменение информационной политики ведущих телевизионных каналов, на существенное угасание антикоррупционной активности тех, кто совсем недавно нещадно критиковал власть. Пока незаметным является «фактор радиатора отопления», хотя существенного снижения тарифов на жилищно-коммунальные услуги ожидать не приходится, для этого украинская экономика просто не имеет ресурсов. Собственно, многие инициативы партии «Слуга народа» направлены не против олигархов, а против малого и среднего бизнеса, способного заложить основы экономического роста страны.

Вследствие совокупности причин, главными из которых выглядят длительная имитация бурной деятельности политическим классом, подмена численностью партий четкости их политической позиции, несколько волн зачистки бюрократии после президентских выборов, стало отставание Украины от стран Запада на 50-70 лет в политическом развитии. С этим еще можно было бы смириться, если бы не существовало 15-20 летнего отставание от соседей по Центральной Европе и длительного равнения на Россию как «наше все». В результате Украина превратили в нечто среднее между полигоном демократических преобразований и жупелом для непослушных европейцев. Удивляться попыткам внешнего управления не стоит - они обусловлены неэффективностью действий национальной элиты по спасению государства в условиях угрозы извне. Украина располагает масштабом и способностью реагировать на многочисленные вызовы, поэтому стала практически идеальным полем для экспериментов.

Оставьте иллюзии, речь идет не о геополитической благотворительности. Просто  в ЕС и США, по меньшей мере, на экспертном уровне осознали тяжелые геополитические последствия как возможной потери Украиной независимости, так и угрозы социальной катастрофы в нашем государстве, если она окажется под прямым ударом российских войск. Понимают это и в России. Поэтому ритуальные танцы вокруг «формулы Штайнмайера» и перспектив урегулирования конфликта на Донбассе имеют целью вызвать взрыв Украины изнутри, а при благоприятных для Кремля условиях - ее распад на несколько независимых друг от друга частей, априори не способных конкурировать с РФ. Логика Путина в этом вопросе понятна: или он будет контролировать Украину, или никто другой.

Будем откровенны: парламентско-президентская республика в Украине существует исключительно номинально, речь идет скорее об аматорско-президентской республике, в которой высокий уровень доверия к президенту и его партии воспринимается ими как индульгенция. Этому способствует низкий уровень политической культуры населения, утраченные в борьбе за экономическое выживание миллионы граждан, несостоятельность власти в информационной политике. Возможный крах команды Зеленского - не панацея, поскольку новый Майдан вполне может стать прелюдией к существенным потрясениям для Украины, ведь Россия не смирилась со значительной потерей влияния на нашу страну, и будет пытаться его вернуть.

Стоит понимать, что неспособность власти к диалогу в государстве, которое шестой год ведет гибридную войну с опасным врагом, существенно уменьшает количество вариантов развития событий. К сожалению, отвергая наиболее благоприятные, а не наоборот. Массовые протесты, которые продолжаются в октябре - это не революционная ситуация, однако благоприятное для нее среда, где одного движения может оказаться достаточно для углубления политического кризиса. История, которую часто обвиняют в том, что она ничему не учит, напоминает, что революционные события в Европе в XVIII - ХХ веках часто вызывали интервенции, где без России обычно не обходилось. Независимой Украине, живущей в окружении государств с рудиментами имперского мышления, об этом следует помнить.

Евген МАГДА, Институт мировой политики (Киев)