Информация об участии России в координации действий талибов в Афганистане, направленных на уничтожение коалиционных войск под руководством США, подтверждается некоторыми фактами взаимодействия и сотрудничества между талибами и российскими лидерами. Между тем, работа с талибами, несомненно, ведется как с точки зрения политики, так и вооруженных сил, включая не только поставки оружия, но и военную помощь, включая тактический уровень планирования операций. Такое сотрудничество активно осуществляется в течение уже не менее 3,5-4 лет, пишет в своем расследовании американский аналитический сайт IGDTS (Institute for Global Threats and Democracies Studies) 

Ссылаясь на публикацию в The New York Times, цитировавшую мнение представителей американской разведки, авторы IGDTS пишут о том, что российское ГРУ тайно предлагало вознаграждения связанным с талибами боевикам за убийство представителей сил Коалиции в Афганистане, в том числе и американских военнослужащих.

В марте 2020 года Соединенные Штаты собрали достаточно информации для вывода о том, что российское подразделение 29155, которое ранее уже было связано с попытками убийств, а также другими тайными операциями в Европе, целью которых было дестабилизировать Запад или отомстить перебежчикам, тайно предлагало вознаграждение за успешные атаки. Последние выявленные случаи были датированы 2019 годом.

Представители разведсообщества утверждали, что исламистские боевики, а также привлекаемые ГРУ к сотрудничеству преступные элементы, тесно связанные с боевиками, получали хорошую плату за данные действия. Сделанные выводы основаны, среди прочего, на материалах допросах захваченных афганских боевиков.

Подробности в открытой печати раскрыты не были. Чиновники, вышедшие на контакт со СМИ не описали весь механизм российской операции: как были выбраны цели и как деньги переходили из рук в руки.

В ноябре 2019 года IGTDS уже сообщал о тесных связях между талибами и Россией, и о продаже Кремлем оружия движению «Талибан». По оценкам аналитиков, финансирование «Талибана» для нанесения ущерба силам Коалиции могло начаться в период с конца 2018 года до начала 2019.

Вероятно, Кремль стремится увеличить потери США в Афганистане, тем самым ставя Вашингтон в положение, подобное тому, в котором оказался СССР в 80-х годах. Рост потерь в войсках США, по замыслу Москвы, должен вызвать волну недовольства в Америке и вынудить Белый дом к полному выводу войск из страны. Более того, в Москве рассчитывают на то, что такой сценарий помешает США принять участие в других зарубежных военных операциях, а также будет способствовать дальнейшему сокращению числа военных групп США за рубежом.

Хотя по вопросу, работали ли российские оперативники на территории Афганистана или встречались с представителями талибов в других местах нет окончательной ясности, анализ данных показывает, что российские тактические группы появлялись на территориях, контролируемых талибами, по крайней мере, в 2017 году. В мае 2017 года начальник полиции северной провинции Баглан генерал Икрамуддин Сарай рассказал афганскому изданию Pajhwok, что российские, а также другие иностранные военные советники прибыли для поддержки талибов, находившихся тогда в тяжелой ситуации в связи с успешными действиями правительственных сил.

Помимо прямой помощи талибам в разработке и осуществлении операций против сил Коалиции и афганского правительства в задачу российских группа из состава сил специального назначения и военных советников могло входить также изучение особенностей боевых действий США в Афганистане.

Россия стремится закрепиться в Афганистане, сделав ставку на «Талибан» как политический фундамент страны. Такой выбор позволяет Кремлю стать союзником нового режима, выстроив отношения с ним на общих ценностях, отрицающих демократию, гражданские свободы и верховенство международного права. Это позволило бы Кремлю говорить на одном языке с талибами, строя долговременные отношения с ними на оказании взаимных услуг.

В настоящее время Россия наращивает политическую, экономическую и пропагандистскую деятельность, пытаясь улучшить свой имидж в Афганистане и восстановить в нём свое влияние. Её задача облегчается в условиях повсеместной коррупции, которая препятствует в Афганистане всякому прогрессу.

В 2017 году сенатор Джон Маккейн заявил, что Россия поддерживает талибов, чтобы подорвать усилия США в Афганистане.

Россия готова предложить талибам помощь в восхождении к власти в Афганистане, требуя взамен поддержать геополитическое присутствие Москвы в регионе, и всячески ослаблять в нём позиции США. Альянс с талибами позволяет России получить в свое распоряжение местные вооруженные силы, которые могут быть использованы для продвижения московской политической повестки и оказания давления на все страны региона. Поддерживая талибов и получая их поддержку в ответ, Россия также сможет контролировать постсоветские страны Центральной Азии, играя на страхах перед талибским вторжением. Это открывает путь для наращивания российского военного экспорта в эти страны, а также для быстрого развертывания там военных контингентов, которые, в свою очередь, смогут влиять на политический курс этих стран.

В настоящее время Россия использует в Афганистане тактику поддержки лидеров незаконных (террористических, сепаратистских) вооруженных групп, помогая им проложить путь к власти и одновременно используя их как источник информации. Это позволяет Кремлю, среди прочего, усиливать наиболее радикальные тенденции внутри этих групп, пресекая всякое сближение с Западом и установление отношений с западными представителями. Кремль стремится к тому, чтобы такие группы в силу своей изолированности и категорического неприятия западных ценностей находились в полной зависимости от Москвы.

Возвращение России в Афганистан через поддержку талибов полностью соответствует московской конфронтационной модели эпохи холодной войны, которую возродил Владимир Путин. Внешняя политика, в понимании Путина, сводится к необходимости иметь внешнего врага, позволяющего консолидировать российское общество вокруг правительства, а также списывать на его происки ответственность за неудачи России во внутренней социально-экономической политике.

Таким образом, возвращение Кремля в Афганистан является символическим – это откат ко временам позднего СССР. Россия крайне сожалеет о том, что потерпела поражение в этой стране в 1979-1989 годах, и обвиняет в этом США. Растущие потери США в Афганистане —месть Кремля за жертвы Советов в афганской войне, в которых Москва обвиняет Вашингтон.

Усиление позиций в Афганистане и вытеснение США оттуда Кремль рассматривает также и как исторический реванш, в ходе которого российское правительство, одержав верх над Вашингтоном, должно продемонстрировать большую эффективность, чем советское.

Политика России при Путине включает в себя, как важный элемент, попытки устранить проблемы, спровоцировавшие распад Советского Союза, а затем отыграть все назад. Путин не раз выступал с заявлениями о необходимости возродить Советский Союз вокруг современной России, вернуть под её влияние «потерянные русские земли».

В этой связи надо отметить, что Россия вряд ли будет стремиться отомстить силам НАТО за битву 2018 года в Сирии, в которой американские военные уничтожили несколько сот просирийских военных, включая многочисленных российских наемников, когда они продвигались на американский форпост. Во-первых, Кремль взаимодействовал с талибами до 2018 года, а во-вторых, убитые в Сирии были не военнослужащими, а наемниками группы Вагнера. Москва не воспринимала их потери как вызов.

Союз с талибами позволяет Кремлю укрепить влияние в соседних с Афганистаном странах и получить о них важную информацию. Это касается, например, Пакистане, который пытается вытеснить талибов из Северного и Южного Вазиристана уже более 10 лет. Аналогичным образом, Москва получает дополнительный аргумент и в отношениях с Ираном, который обеспокоен сепаратизмом белуджей, претендующих на создание собственного государства на границе с Афганистаном. Влияние на Пакистан и Иран открывает возможности для косвенного влияния на Индию и Китай.

В 2019 году Замир Кабулов, бывший агент КГБ, находившийся в Афганистане с 1980-х годов, а теперь специальный посланник РФ в Афганистане, сделал попытку прозондировать, не согласится ли Вашингтон на секретные переговоры о будущем Афганистана с Россией, Ираном и рядом других стран.

Участие российского подразделения разведки 29155 в работе с талибами в Афганистане также подтверждается тем фактом, что встреча с талибами в феврале 2019 года была проведена в Президент-отеле на Большой Якиманке, Москва. Этот объект, является частью имущества Администрации Президента. Сама же встреча привлекла внимание аналитиков IGTDS к изучению деятельности российского антиглобалистского движения, отвечающего за работу с большой сетью интернет-троллей и сепаратистских движений по всему миру.

Анализ, опубликованный в декабре 2019 года, показывает, что лидеры российского антиглобалистского движения связаны военными подразделениями ГРУ 74455 и 29155. Следовательно, данные разведывательного сообщества США относительно участия российской военной разведки в контактах с талибами и соглашениях о военных операциях против сил коалиции в Афганистане косвенно подтверждаются.

Эти факты и оценки дают дополнительные аргументы для принятия закона о признании России государственным спонсором терроризма. Республиканский исследовательский комитет, в состав которого входят 147 законодателей от Республиканской партии, уже представил документ «Усиление Америки и противодействие глобальным угрозам», в котором предлагается расширить санкции против Москвы и обозначить Россию как государственного спонсора терроризма. Это усилит давление на Москву и сократит поддержку террористических организаций по всему миру.

Источник

https://igtds.org/2020/06/tasks-and-grounds-for-russia-to-interact-with-the-taliban-through-military-intelligence/