23 January, 2017

Репортаж из зоны АТО // В Краматорске «Хутин – пуй»

Репортаж из зоны АТО // В Краматорске «Хутин – пуй»
FOTO: Sandu Tarlev
В один из хостелов Краматорска мы приезжаем в 6 утра. Потом покупаем карточку Vodafone (компания, заменившая в Украине российский МТС). Площадь города мы не знали, поэтому хотели пойти пешком, но один из местных жителей посоветовал нам поехать на автобусе. Дорога пустынна: машины и пешеходы встречаются редко. Женщина в хостеле размещает нас, хотя мы приезжаем за шесть часов до начала регистрации заезда.

Удостоверения журналиста недостаточно 

Женщина из пресс-центра не скрывает удивления, когда мы говорим ей, что мы журналисты. «Да ладно! Серьезно?!», – спрашивает она, улыбаясь, и выдает нам пресс-карты, которые позволяют войти в зону АТО. Она также советует нам не заходить в промышленную зону возле Авдеевки и быть осторожными. Позже мы выяснили, что пресс-карт недостаточно для свободного передвижения – нужна телеграмма главнокомандующего зоны АТО Краматорска.

К слову, женщины здесь знают, как изящно задеть. Фразу «Да ладно! Серьезно?!» мы услышали и от другой представительницы администрации, сразу после того, как представились журналистами…

Город занимает огромную площадь, хотя там проживает лишь 200 тысяч человек. Перед началом войны здесь было 150 тысяч жителей, а после начала сепаратистской оккупации их стало ещё меньше. После освобождения в июле 2014 года многие жители подконтрольных сепаратистам территорий переехали сюда и Краматорск стал «переполнен».

 

În fața casei de cultură din Kramatorsk

În fața casei de cultură din orașul Kramatorsk Foto: Sandu Tarlev

История Сталкера

Город находился под контролем сепаратистов с 12 апреля по 5 июля. В это время здесь были проблемы с поставками воды и электроэнергии. Предприятия не работали, никто не получал зарплаты. Некоторые лишились автомобилей, другие – жизни.

«Вместе с тем, около 30% местных жителей симпатизируют сепаратистам», – рассказывает нам Сергей, сталкер, который отвозил журналистов из Краматорска в Донбасс в пик обострения ситуации. «Во время оккупции, думаю, 90% населения Краматорска поддерживали сепаратистов. Сейчас 30% жителей – сепаратисты», – подчеркивает он. Мы в это время разглядываем его перевязанную руку и шрам, уходящий под одежду – напоминание об осколочном ранении.

Сергей попал под обстрел из систем залпового огня, когда отвозил группу репортеров к линии фронта. Журналисты успели спрятаться в канаве, поэтому не получили ни царапины. Сергею повезло меньше – осколок сильно повредил руку. Тем не менее, он эвакуировал всех журналистов, управляя машиной здоровой рукой. Вторую руку, как бесценный дар, он крепко прижимал к груди.

Сейчас он лечится в Киеве «в хорошей больнице». Из его ноги вытащили нерв и пересадили в руку, чтобы она могла частично функционировать.

«Те 30% сепаратистов в городе, по большей части, бедные люди, которые ненавидят украинскую власть. Они смотрят российские каналы через спутниковую антенну и верят, что придут русские, которые начнут платить им зарплаты и пенсии по 500 долларов в месяц. Нужно вычислить все квартиры со спутниковыми тарелками, вломиться к ним и расстрелять всех без сожалений», – жестко заканчивает Сергей. 

Strada Vasilii Stusa(fosta stradă Soțialisticeskaia) din Kramatorsk în timpul ocupației Foto din arhiva personală a lui

Strada Vasilii Stusa(fosta stradă Soțialisticeskaia) din Kramatorsk în timpul ocupației separatiste din 2014 Foto din arhiva personală a lui Nikolai Dobvnea

 

«Убежище» и «Хутин – пуй»

В воскресенье Краматорск пустой, как после бомбежки. Архитектура, по большей части, сталинской и хрущевской эпох. Официант объясняет, что люди сейчас в отпуске. На стенах домов нарисованы стрелки, ведущие в «Убежище». Укрытия располагаются в подвалах. Существует и тайное убежище в Новокраматорском машиностроительном заводе. Укрытия были созданы после освобождения города, чтобы защитить население от бомбардировок.

 

Inscripția „Ubeșijce”(adăpost) pe o casă de pe bd. Păcii din Kramatorsk Foto: Sandu Tarlev

Inscripția „Ubeșijce” pe o casă de pe bd. Păcii din Kramatorsk Foto: Sandu Tarlev

Город переживает десоветизацию. Улицы Ленина, Социалистическая, Фрунзе, Розы Люксембург и им подобные переименовываются. Здесь появилась улица 5 июля – день освобождения Краматорска, улица Героев Небесной сотни – группы погибших активистов Майдана, и даже улица Шекспира

Памятник Ленину был повален на землю вскоре после освобождения Краматорска. Сейчас постамент ждет нового героя.

Многие здесь не любят Путина: надпись «Хутин – Пуй» написана на многих домах Краматорска.

 

„Hutin Pui” pe o clădire din Kramatorsk Foto: Sandu Tarlev

Înscripție „Hutin Pui” pe o clădire din Kramatorsk Foto: Sandu Tarlev

667 тысяч человек сбежали в зону Краматорска

Сразу после освобождения, город оживился. Многие люди, сбежавшие от бомбардировок, вернулись, а Краматорск стал административным центром Донецкой области. Большая часть администрации Донецка была переведена в Краматорск, другая – осталась под русскими.

Центр социальной помощи также переведен в Краматорск. Здесь мы узнали о таком явлении, как «туристы-пенсионеры». Это люди, которые проживают на оккупированных террористами территориях, но регистрируются в Краматорске, чтобы получать пенсию и социальные пособия. Они умудряются получать сразу две пенсии: одну от украинского государства, другую, поменьше, от сепаратистов. Но положение этих людей все равно нельзя назвать счастливым. Они решили остаться в родных местах, но большинство из них разочарованы сепаратистским режимом. Цены в оккупированных зонах в два-три раза выше, чем на территории, подконтрольной конституционным властям.

Украинскую границу проходят и сепаратисты, благодаря специальным разрешениям, выданным частично Службой безопасности Украины и частично структурами самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР. Сейчас в Центре социальной помощи зарегистрированы около 667 тысяч человек, которые покинули оккупированную территорию Донецка и Луганска и поселились в зонах, подконтрольных конституционным властям.

Адреналин нужно компенсировать

В центре Краматорска находится Центр реабилитации ветеранов АТО (акроним от «антитеррористическая операция»), который финансирует Агентство США по международному развитию (USAID). Здесь мы познакомились с Володимиром и Игнатом – ветеранами Донбасса. Одному из них 25 лет, другому – 27. В центре есть спортзал, курсы английского и рисование для детей ветеранов, а также кабинет психолога. Все это организовано, чтобы компенсировать адреналин бывших бойцов, полученный на поле боя. «Война – это мужская игра, в которой можно получить большую дозу адреналина. В обычной жизни приходится компенсировать нехватку адреналина спортом», – рассказывает Володимир, которому интересно из какого мы издания. Узнав, что мы пишем на румынском языке, он спрашивает, не похожи ли случайно румынский и молдавский языки? Ему также показалось невероятным, что Приднестровье отпраздновало 26-летие независимости и, в скором времени, регистрационные номера и дипломы, выданные в регионе, будут признаны на международном уровне, а уголовные дела в отношении сепаратистских властей, которые сопротивляются конституционным властям, будут закрыты.

Ai depistat o eroare în text?  Selecteaz-o  și apasă combinația de taste CTRL + ENTER

Ultimele știri